Впечатления от Индии

1969 год. Двухлетнее пребывание в Индии нашей семьи заканчивается. Я закончила 4 класс, мне 10 лет, брату 5 лет, у папы очередной отпуск, который он решает провести в Индии и совершить поездку на север в предгорье Гималаев. Я думаю эти места очень понравились ему, когда он ездил в Кашмир на озеро Наинитал. К поездке папа готовится тщательно, списывается со знакомыми, бронирует гостиницы по маршруту, который сам составил. К концу пребывания в Индии папа не плохо знает хинди, во всяком случае объяснится на обиходные темы может, на английском он говорит свободно. Наш маршрут начинается из Дели.

Тут надо сделать небольшое отступление. В моих воспоминаниях я пытаюсь опираться именно на те впечатления, которые у меня остались из детства и по возможности избежать привнесённого позже знания. Это всецело моё восприятие мира, пространства, ощущений от жизни именно того периода жизни.

Итак мы всей семьёй едим из Дели, по моему на автобусе, путь наш лежит в город Чандигарх. Это новый город в штате Пенджаб. Я помню широкие проспекты много деревьев, но день был серый и надвигалась пыльная буря, и было как-то тревожно в воздухе. Остановились мы на ночёвку в особняке папиного коллеги по работе, советского инженера. Особняк — это отдельный одноэтажный дом с садиком. Из нашего пребывания в этом доме я помню чудовищного размера тараканов в ванной комнате, куда забоялся идти брат и вечером прыгающие столы, кресла, предметы на столах (на следующий день мы узнали что было небольшое землетрясение). Далее дорога идёт в долину Кулу — это уже предгорье Гималаев. Едим мы в обыкновенном индийском автобусе вместе с индусами, единственные белые на весь автобус. Дорога серпантином, очень красивый пейзаж. Вдалеке горы, а ближе много полей и все террасами. Слева по ходу автобуса нависают скалы, а справа в глубоком ущелье течёт горная река. Ехать страшно, порой кажется что мы сорвёмся в ущелье, дорогу совсем не видно если смотреть в окно. Маме и брату страшно, мне наверно тоже, но больше интересно. Едим мы долго, 5часов или может меньше, а может больше, во всяком случае дорога достаточно мучительная. В долине Кулу, а как местечко называется не помню, но это довольно большой посёлок, в котором есть гостиница и в ней похоже останавливаются и белые иностранцы. Мы остановились в такой гостинице она была по моему одноэтажная, в наш номер отдельный вход, а перед дверью в номер в садике растут разные кактусы, они очень большие и почти все цвели. Надо отметить, что интерес к окружающему миру в возрасте 10 лет у меня ограничивался всяческой живностью, растениями, камнями и интересными историями, которые в изобилии рассказывал папа, иногда и мама, поэтому в памяти наиболее ярко запечатлелись именно эти предметы и связанные с ними действия, рассказы и проч. Вернёмся к Кулу. Дорожки сада, где располагалась гостиница были посыпаны мелкими овальными камнями, и мы с братом решили на лужайке выложить картины из этих камушков. Процесс был очень творческий и интересный, я помню мне нравилось моё произведение, это была девочка, но доделать её не удалось, пришёл садовник, или какой другой служитель и довольно жестко нас прогнал, мы даже немного испугались, но скорее от неожиданности. Обстановку номера не помню, но что-то простое и даже может аскетическое, а еда в ресторане на английский манер (это я уже понимаю), всё протёртое, особенно супы, а больше всего мне нравились пресные лепёшки чапати. Из культурных мероприятий я помню посещение ярмарки, которая проводится раз в год и на неё съезжаются крестьяне со всех прилегающих деревень и даже из дальних горных. Это что-то типа праздника урожая и чего-то религиозное. В памяти осталась масса пёстро одетого народа все в шапках отороченных разного цвета тканями (мы такие купили), ещё религиозная процессия, с изображениями каких-то богов и танцы мужчин по кругу, не то с палками, не то с мечами. А ещё я ярко запомнила на одной из улиц деревянную резную колесницу, очень больших размеров, такие изображались на картинках в книжке про индийских богов и героев. Как рассказал папа эту колесницу запрягают раз в год на какой то главный праздник.

Из Кулу мы двинулись уже повыше в горы, скорее всего мы ехали на автобусе и горы были уже не вдалеке , а подступали ближе к дороге. Из этой поездки я помню меня поразили на самом верху совершенно неприступных гор рубленные в камне дома, это были тибетские монастыри, как сказал папа, а я никак не могла поверить, что там могут жить люди, так как добраться туда просто невозможно. Скорее всего мы приехали в городок Нагар, по пути я помню мы останавливались в одной деревне тибетской, где под деревом учитель сидел и занимался с детишками, они писали на досках какими-то палочками, есть даже такой слайд. Правда я точно не помню, по пути в Нагар это было или позже. В Нагаре гостиница была больше, чем в Кулу, во всяком случае мне так показалась, но забронированный наш номер был занят и папе предложили охотничий домик в нескольких км от Нагара. Помню мама переживала, а папе в гостинице сказали, что недалеко живёт русский художник. Это похоже окрылило, наверно папу в первую очередь, так как у него сразу созрел план посетить его. Приехали мы ближе к вечеру, в домике было несколько комнат, обстановка мне не запомнилась, Вокруг дома было много деревьев и огороды, с чем тоже не помню, и ещё к нам вечером пришёл огромный пёс. Он был чёрный с белым воротником и мы его кормили косточками от курочки с ужина, который нам привёз слуга из гостиницы. Вечером я одна ходила гулять вокруг дома и меня поразили горы совершенно фантастического фиолетово-оранжевого цвета, солнце уже садилось, таких красок я никогда не видела ни на картинах , ни в жизни. На утро мы пошли в гости к русскому художнику (это был С.Рерих), который жил в своём доме недалеко от нашего охотничьего домика. Дорога была грунтовой, мы проходили мимо поселений, в которых жили тибетцы, к нам выбегали кучи голых ребятишек , мужчин видно не было, а у женщин было очень спокойное выражение лиц и они улыбались, какое-то умиротворение от них исходило, хотя по нашим меркам это была ужасающая нищета и антисанитария ( как говорила мама). Шли мы довольно долго, по широкой дороге и дорога нас привела прямо в усадьбу. Первое, что меня поразило, это цветущая магнолия, у которой были цветки с блюдце, ярко белого цвета, ещё там были сосны, дубы и ещё какие-то деревья и кустарники, которые растут в нашей полосе ( это я помню по тому удивлению, которое высказывала мама, уже после посещения). Дом был двухэтажный, в садике мы встретил каких-то довольно богато одетых индусов, мужчин и женщин, они явно приехали специально к художнику. На первом этаже в небольшой комнате была выставка картин Святослава Николаевича, из картин мне только запомнились изображения гор (очевидно меня очень привлекли и потрясли горы, я видела их первый раз в жизни). После просмотра выставки папа подошёл к хорошо одетому слуге (очевидно управляющему) и попросил разрешения встретиться с Рерихом. Слуги не было минут 20. Потом он пришёл и сказал что художник нас примет, у нас есть 30 минут на аудиенцию. Проводил он нас в небольшой кабинет. Конечно обстановку комнат, через которую мы шли я не помню, но было ощущение чего-то интересного, полного необычных вещей и сейчас бы я сказала, что всё вокруг было со вкусом и красиво, а я скорее ощущала всё это как посещение интересного музея (когда мы жили в Дели папа нас водил много раз в музеи и рассказывал всякие интересные истории.) В кабинете слуга нас оставил и у нас была минута оглядеться. Я помню огромный стол, книжные полки, на столе портрет очень красивой женщины в красном, в углу справа большой диван, по-моему коричневый кожаный. И ещё (это меня просто потрясло), на столе, на полках, кругом, лежали кристаллы горного хрусталя необыкновенной красоты и прозрачности. Таких красивых камней я никогда не видела. Надо сказать, что из всех собираемых мной растений, насекомых и прочее, я больше всего любила камни и уже ко времени прибытия в Нагар таскала приличный мешок камней, всякого размера и цвета , но подобного я даже представить не могла. Поэтому я просто была загипнотизирована ими и больше ни о чём думать не могла.

Через несколько минут в кабинет вошёл очень приятный, по моим ощущениям величественный мужчина с бородой в индийской одежде и миловидная, даже красивая женщина индуска, у нее была необыкновенно добрая улыбка и стало как-то уютнее и проще себя чувствовать. Рерих беседовал с папой, я пялилась на кристаллы, а мама общалась с женой Святослава Николаевича Девикой. Через некоторое время она вышла и принесла на подносе чай и варенье из райских яблочек с хвостиками. Мы все вместе пили чай и из 30 запланированных минут пробыли не менее двух часов. Потом гостеприимные хозяева показали нам усадьбу где все сфотографировались на память, но более всего я помню, что я, брат и Девика ползали по клеверному лугу и искали клевер с пятью листочками, который приносит счастье, как она нам сказала. Святослав Николаевич с Девикой проводили нас почти до самого охотничьего домика, по дороге мы заходили в тибетские деревни, где крестьяне хорошо их знали и с ними здоровались, а Девика раздавала ребятишкам конфеты. С тех времён осталась киноплёнка, мы идём по дороге оживлённо разговариваем, папа и мама молодые…

Ну а далее мы поехали ещё в какое-то место, небольшая гостиница, на краю чудовищно старого лес из огромных сосен и ещё каких – то хвойных деревьев, старый храм в глубине леса, по преданию оставшийся с времен Махабхараты, со следами жертвоприношений на алтаре, горные ручьи и на них мельницы, с позабытых времён и совершенное ощущение какой-то другой параллельно текущей жизни.

Обратную дорогу я не помню, но пребывание именно в Кулу врезалась в память глубоко, вплоть до запахов, звуков и каких-то неуловимых ощущений цвета, света и ещё чего-то не определяемого словами.

За поезду, по собственной инициативе, папе был страшный нагоняй в Посольстве, но консул был в отпуске и Бог его миловал, а мы и по сей день благодарны судьбе за это удивительное путешествие.


Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

8 − 8 =